Мототуризм по Русскому Северу.

Мототуризм по Русскому Северу. У многих, особенно привыкших к отдыху на Черном или Азовском морях. Север ассоциируется с дождями и холодами. Это неверно. По крайней мере, в июле-августе погода там такая же, как в средней части России. Hо прибавьте к этому ягоды, грибы, отличную рыбалку. Любителям природы — прекрасные чистые и безлюдные леса; любителям старины — деревянная архитектура Севера, древние монастыри, а остальным мотоциклистам — возможность проверить свое водительское мастерство на различных дорогах, включая зимники. Предлагаем вам рассказ о путешествии по Архангельской области нашего постоянного автора И. Ксенофонтова, кандидата в мастера спорта по мототуризму.

Из Москвы до Архангельска «пилить» по прямой 1200 километров. Асфальтовое однообразие скрашивают древние города Ростов, Ярославль, Вологда. За Ярославлем, в стороне от шоссе, удается зайти в недавно открытый Толгский женский монастырь, на территории которого долгое время была тюрьма. За несколько лет упорный труд и вера сделали чудо.

Нас  всего трое и на двухмотоциклах («ИЖ-Планета-5» и 43), едем быстро и слажено. Второй день путешествия заканчивается уже в Архангельской области. Это целая страна, больше любого европейского государства, но дорог, ее пересекающих, всего две. Наша первая северная ночевка на реке Ваге, притоке Северной Двины. Чем хорош северный   край — дороги   идут вдоль рек н в поисках места для лагеря не нужно ломать голову. Это, можно сказать, первое удобство. Второе — белые ночи. Утром можно выспаться и без спешки собраться, а вечером, не боясь наступления темноты, ехать «сколько едется».

Перед тем как попасть на Белое море, хотим побывать «В глубинке». У Холмогор сворачиваем с трассы и пересекаем на пароме могучую Северную Двину. Дальше наш путь — сколько можно на восток, в сторону Пинеги и Мезени.

Еще одно сильное впечатление после белых ночей — это лесосплав. Зрелище большой реки Пинеги, на десяток километров блокированной лесом — такое увидишь не везде.

Незаметно пролетели 120 километров по довольно приличному грейдеру, то выходящему к малонаселенным песчаным берегам Пинеги, то скрывающемуся в дремучей тайге. В поселке — райцентре, одноименном с названием реки, заправляемся и уточняем маршрут. Все пути в Мезень или Карпогоры — зимние, летом же только вертолетом. Все ж решаем «попробовать» зимник, больше из любопытства, потому что к серьезному «бою» мы не готовы ни технически,   ни составом.

Переправляемся на «водомете» через Пинегу и сразу попадаем на бездорожье. Правда, от Вонги ведут новую трассу — широкое полотно прямой линией врезается в тайгу. Но через 16 километров упираемся в бульдозеры и начинается настоящий зимник. Странно видеть на заросшей травой по колено просеке дорожные знаки. Все ничего, если б не болота. Зеркальная поверхность отражает небо, а под водой слой за слоем лежит гать из бревен. Местами она перемешана колесами грузовиков, и там даже длинной палкой не достаешь дна. Любопытство удовлетворено, поворачиваем обратно. По зимнику удается проехать еще 12 километров, пока не упираемся в разломанный мост.» Устраиваем дневку с рыбалкой и купанием.

На обратном пути к Архангельску пытаемся срезать по правому берегу Двины. В «Атласе» дороги нет, но нам повезло: 10-километровый грунтовый участок Луковецкий — Кеницы оказался проходимым. Перед Архангельском, в селе Малые Карелы расположен уникальный музей-заповедник, сравнимый лишь с Кнжами. Собранные здесь деревянные церкви, часовни, избы, амбары, мельницы,  колодцы, а также экспонаты внутри помещений переносят посетителей в прошедшую эпоху.

Вот, наконец, и Архангельск, крупный город и порт при впадении Северной Двины в Белое море. Основой городу, а позже и его названию, послужил возникший здесь в 12 веке мужской монастырь Архангела Михаила. Петр и оставил в. городе яркий след — заложил адмиралтейство и порт, построил Новодвинскую крепость. К сожалению, пожары в 18 веке истребили почти все деревянные постройки.

От города, из-за множества рукавов и островов дельты, моря совсем не видно. Чтобы попасть на его берег, едем по пыльной щебенке через Ижму к селу Лапоминка. Дорога эта недостроена, и последние километры оказываются «жаркими». Из села по зимнику удается проехать еще 12 километров, пока не упираемся в разломанный мост. Дальше никаких автомобильных следов нет, подосиновики растут прямо в траве, устилающей зимник. От наших палаток видна губа Сухое море, маяк на острове Мудьюг и безмолвно плывущие в морской дали корабли. Это самая удаленная точка маршрута. Мы севернее Архангельска на 45 километров. Отсюда начинается возвращение к дому, только иным путем.

В 110 километрах от Архангельска поворачиваем на Плесецк, известный своим северным космодромом. Вскоре начинается щебенка, по которой нам суждено трястись почти 700 километров. Места малонаселенные, сплошь тайга да болота. Плесецк радует нас обилием земляники в своих окрестностях. Чем спускаемся южнее, тем заметнее меняется природа — меньше болот, леса не такие густые, появляются поля и луга. Ночуем на Онеге, пополняя нашу коллекцию северных рек, уже включающую Вагу, Пинегу и Северную Двину, еще одной, не менее красивой.

До сих пор с погодой везло, но перед Каргополем начался ливень. Город стоит на озере Лача, истоке Онеги, и является одним из древнейших поселений на Сейере. Хорошо сохранилось несхолько белокаменных церквей 16—18 веков, двухэтажный Христорождественский собор.

Участок пути от Каргополя до Белого озера, пожалуй, самый красивый, но и наиболее сложный. До Кречетова щебенка, дальше — грязь, объезды, разру-шенный.мост через реку Черную. От Прокшина по дороге Вытег-ра — Вологда ехать становится легче. Рядом течет Кема, ее поросшие лесом берега, холмы и луга манят устроить дневку. Мы же хотим доехать до Белого озера, и, как вскоре выясняется, напрасно — на озере настоящий шторм, ветер гонит метровые волны и с силой разбивает их о безлюдный берег. Правда, у поселка Липин бор до отвала наелись земляникой н малиной, но «Все болота, болота, болота…»

Ночевать встали на другом озере с экзотическим названием Иткочка. На следующий день трудностей с дорогой не предвиделось — под колесами хороший асфальт, но зато ждала обширная культурная программа. Не доезжая 22 километра до Кириллова, осматриваем Ферапонтов монастырь. Красивый сам по себе, он приобрел особую известность из-за хорошо сохранившихся фресок Дионисия. В Кириллове расположен крупнейший на Руси Кирилло-Белозерский монастырь. Мощные башни и трехъярусные стены, выходящие к водам Сиверского озера, придают монастырю грозный, неприступный вид. Основанный в конце 14 века монахом московского Симонова монастыря Кириллом, он служил не только духовным центром края, но и являлся форпостом России на торговых путях к Белому морю. В 17 веке стены монастыря выдержали жестокую осаду при шведско-польской интервенции. Здесь часто бывали русские, цари Василий III (Темный) и Иван Грозный.

В другой древний город — Белозерск попадаем, переправившись на пароме через Волго-Балтийский канал. Здесь сохранились земляные валы кремля, старые каменные церкви и Преображенский собор. Много интересных жилых построек, своеобразна набережная, выходящая к Белому озеру.

Проехав от Белозерска еще сотню километров по асфальту, попадаем в Череповце на уже знакомую нам и читателям часть «Рыбинского кольца». Всего, вместе с радиальными выездами, за 18 дней мы «накрутили» 3,5 тысячи километров, из них лишь 60 % по асфальту. Сложность этого маршрута — третья категория, то есть на уровне I разряда по мототуризму.

Мы надеемся, что «Северное кольцо» не оставит вас равнодушными к истории и красоте родного края,— как не оставило оно нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *