Мототуризм — присядем, друзья, перед дальней дорогой…

Сухой асфальт, уводящий вдаль, действует на мотоциклиста гипнотизирующе: хочется забыть обо всем и ехать, ехать, ехать, открывая для себя все новые горизонты. Но… Прежде чем отправляться в дорогу, давайте, как было принято всегда, присядем ненадолго и подумаем: готовы ли мы к путешествию? И послушаем, что скажет на этот счет человек, умудренный опытом — Эдуард Коноп.

Мототуризм. Слово, кажется, ясное, но все-таки оговоримся: мотор может быть и на лодке, и на плоту, и на дельтаплане, он есть и в автомобиле, танке, тракторе,— но мототуристами мы будем именовать здесь тех, кто путешествует исключительно на мотоциклах, мотороллерах,— на худой конец, велосипедах с моторчиком.

Люди издревле любили путешествовать. Вспомним туристов-профессионалов: скифов, печенегов, гуннов, татаро-монгол и их лошадок. Эти ребята в туризме знали- толк. Были эпохи, когда на всех континентах, похоже, только туризмом и промышляли! Викинги, варяги, ушкуйники…

В наши дни туризм хоть и утратил массовость времен Чингис-Хана, но развился качественно. Нынче путешествуют на чем угодно. В ход идут ящики из-под сигарет, бочки с запахом омуля, ржавые ванны со свалки. О плотах, воздушных шарах, самолетах, подводных лодках н говорить не хочется,— набило оскомину. Туризм на мотоциклах испытал бум в шестидесятые годы,— в те времена полчища мототуристов осаждали курортные города так же беспощадно, как их древние предки-кочевникн.

Самые «настоящие» (как они считают!) — это туристы-спортсмены. Их девиз: лучший маршрут тот, где ехать невозможно. Истинный мастер, презирая услуги горцев-проводников, взвалит «ИЖа» на мозолистую спину — и вперед, через перевалы и ущелья!

За что больше всего мототуристов не любят? За настырность. Их никогда не любила администрация всякого города-курорта, что понятно. Их не любила и не любит ГАИ,— а за что любить-то?! Но особенно их не любят некоторые альпинисты. Это гордое племя не может простить моторизованным бродягам святотатств*: шинами мотоциклов оказались истоптаны такие знаменитые вершины, как Эльбрус и даже Килиманджаро, и обыватели, ‘ в обидной для альпинистов форме, стали поговаривать о том, что все эти «восхождения» ни к чему, если можно просто заехать!

Короче, старайся не попасть в руки альпинистов где-нибудь в темном ущелье,— если бьют ледорубами, это чертовски больно.

Так, постепенно набираясь ума, турист вырастает из детских штанишек — и однажды, отшвырнув в негодовании журнал, объявляет миру, что ничьи советы ему уже не нужны. Сам, мол, все знаю. Бедняга может стать таким снобом, что перестанет признавать любые формы жизни, если они не тарахтят, как мотор «ИЖа» или «Явы», и не благоухают дерьмовым бензином и маслом.

Тот, кто этим благополучно переболеет и в конце концов «усечет», что мир одних лишь мотоциклистов, если бы он существовал, был бы ужасен,— этот человек счастливец. Так, мой знакомый «явист» (пояснений не надо?!) любил не только лихие виражи, но еще и скрипку. И одно другому не мешало, если не брать во внимание

время от времени стесываемых об асфальт пальцев. Но «асфальтовая болезнь» у него всегда быстро проходила. Я же однажды попробовал выудить из его скрипки звук,— о, боже!.. Раздался скрежет гаражной двери. Еще раз… Тот же результат. И я понял, что скрипка — не мой инструмент. А перед глазами встала вдруг картина: на арене цирка веселенькая группа медведей на мотоциклах. И ведь едут, зверюги!

Да, кататься туда-сюда на «Яве» проще, чем играть на скрипке.— уж этому-то любой гражданин выучивается за пять минут, после чего ездит уже почти как медведь. Иногда и лучше. Чем гордиться-то?

Поэтому так радостно видеть опытного спортсмена, готового отдать частицу души всем, кто хочет приобщиться к мотоспорту и даже — просто к мотоциклу, без намека на спорт. Увлеченный человек, конечно, с трудом воспринимает людей, ко всему, кроме пива и футбола, равнодушных. Но тут уж ничего не поделаешь,— таких очень много. Немало и мотоциклистов, не желающих героически чистить карбюратор посреди Антарктиды. Они не терпят слов «экстремальный», «суровый» и так далее, не балдеют от ощущения холодной «химзащиты» на плечах или от бульканья воды в сапогах. Им подавай прогулку на колесах к теплым морям, с живописными биваками, сказочными ночевками у костров, ароматами степей! Эти люди в походе отдыхают, оставляя рекорды тем, кому они нужны…

Думаю, что и эти ребята вправе называться туристами. Почему бы и нет? Они не спортсмены, но разве это лишает их прав гражданства?

Этих парней на дорогах мы встречали куда чаще, чем «фанатов», озабоченных очередным преодолением внеочередных трудностей. Каждый турист начинает обычно с таких, достаточно простых походов. Но даже тут его могут подстеречь «подводные камни»,— их надо избежать, учась на чужих ошибках. Свои запоминаются лучше, но дорого стоят.

Опыт показывает, что к некоторым типичным ошибкам склонны едва ли не все люди,— уж не свойство ли это психики? И даже теперь, когда от туризма многие отшатнулись, поговорить об ошибках не вредно.

Обмену туристским опытом очень способствуют слеты туристов, но они проводятся все реже, а попасть на них может не каждый. Давайте вообразим, что у нас тут — свой слет. Идет обмен опытом, даже негативным. А разве он менее ценен?

Многие «неписанные правила» мототуризма давно сформулированы твоими старшими, искушенными в неприятностях и приключениях, коллегами. Но если кто-то возразит, что на все случаи жизни не даст рецептов даже Академия наук, я спорить не стану.

Итак, начнем с начала. Со сборов в поход. Читать дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *