На мотоцикле по БАМу

Мототуризм по БАМу. Мотоциклы уже были погружены в багажный вагон, когда, вернувшись домой за вещами, я обнаружил телеграмму: «Наши мотоциклы утеряны тчк Найди вариант прохождения маршрута тчк Эрик Хос». Меньше четырех часов оставалось до отправления поезда, который должен был доставить меня и моего напарника — Ивана Волчкова — в Сковородино. Оттуда мы планировали уже своим ходом перебраться в Якутск, где и была намечена встреча с Эриком и Гэлой Хос — туристами из Юджина (штат Орегон, США). Пропажа их мотоцикла «БМВ-эндуро» оказалась серьезной неприятностью. Нужно было срочно заменить наши одноместные спортивные «ИЖи» на дорожные. Другого выхода не было. В этом случае Эрик и Гэл отправились бы на одном, мы с Иваном — на другом. Так и поступили.

Семь дней вынужденного безделья в купе вагона — и мы прибыли в Сковородино. Выгрузили «тачки». К моменту нашего приезда уже третий день лили дожди. Возникла проблема с бензином. До условленной встречи с американцами оставалось два дня, а впереди нас ждали 1200 км грунтовых дорог.

За первый день езды нам попалось лишь несколько автомашин — дорога явно не была перегружена транспортом. На участке Алдан — Томмот неожиданно повстречали двух австрийских мототуристов. Поговорили с ними несколько минут на своем очень неважном английском. Их белые «хонды» и великолепная экипировка нас потрясли. Позже, на первой же остановке, мы долго хохотали, глядя друг на друга. Наши сапоги, все наше самодельное снаряжение… Смех сквозь слезы.

В Якутск мы прибыли точно в назначенный срок. Наша педантичность очень понравилась американцам, да и нам, признаться, тоже. Начало складывалось удачно.

Мы познакомились с Эриком заочно. Обменивались письмами, телеграммами, говорили по телефону — предстоящий совместный пробег казался делом нешуточным. Эрик — юрист, его жена Гэл работает в школе. Любят путешествовать на мотоциклах. И это практически все, что мы знали о них. Как-то сложатся наши отношения в походе?

На следующий день погрузили на мотоциклы все необходимое. Кое-что из вещей пришлось вернуть по почте домой. Лишними оказались свитера, теплые носки, фотоаппарат.

Как-то раз вечером, у костра, Эрик высказал свое мнение о мотоцикле, на котором он теперь путешествовал. Отозвался об «ИЖе» как о неплохой в целом машине, но чрезмерно тяжелой и имеющей слабый двигатель. Не понравилась ему и форма руля, а когда в конце путешествия нам пришлось некоторое время двигаться по асфальту, возможности «ИЖа» еще больше разочаровалинашего друга.

По мнению Эрика, подобные технические характеристики — вес в 160 кг, мощность двигателя в 26 л. с. и 4-стуленча-тая коробка — отражают уровень развития техники 50-х годов. «С такой продукцией,— заметил он,— завод мог выжить только в. вашей стране — при полном отсутствии конкуренции».

Красоту природы БАМа трудно сравнить с чем-либо, еще труднее описать ее. Чистые реки, ручьи, а в пяти метрах от полотна железной дороги — тайга, тайга, тайга… Каждый день завершался бивачными работами на берегу новой речки, ручья, озера. Комары и и мошкары — в изобилии, но мы научились не обращать на них внимания.

Бамовцы нас поразили. Почти каждый день, к примеру, возникали сложности с бензином: ведь АЗС для частного транспорта здесь практически отсутствуют. И всегда нас выручали» шоферы, охотники, милиция, жители сел. Нам не только обеспечивали заправку, но и кормили перед дорогой, щедро дарили драгоценные банки с тушенкой и сгущенкой. Был и такой случай: в разговоре с местными мотоциклистами я показал им на «квадратное» заднее колесо, которое мы прилично помяли на здешних дорогах, и тут же кто-то из ребят предложил нам хорошее колесо со своего новенького «Юпитера». Мы очень быстро привыкли к мысли, что на БАМе народ особый. И поэтому, когда однажды я попытался остановить «Ниву», чтобы узнать дорогу, и остался на обочине с поднятой рукой — страшно удивился. Ничего не понял, переглянулся с напарником. Наше недоумение длилось недолго- Проехав 100 м, машина остановилась, потом задним ходом вернулась к нам. Водитель держал марку! Мы с Ваней успокоились — на БАМе и вправду народ особый.

Каждый день мы проезжали 100—150 км. Обычно двигались на второй передаче. Если могли включить третью — считали, что дорога хорошая. Чаще, однако, перед нами была «bad road». Много раз преодолевали броды, в которых мотоциклы заливало, и они глохли. Встречались речки, через которые можно было перебраться только по остаткам бревенчатых мостков. Пользовались и железнодорожными мостами. На одни нас не пустили — его сторожили военные, охраняющие лагеря заключенных. Интересное совместительство. Особенно если учесть, что совсем недалеко оказалось еще с десяток подобных мостов — и никакой охраны при них.

Общаясь с местными жителями, узнали, что согласно бумагам вот уже девять лет вдоль БАМа идет асфальтированное шоссе и что сдавали железную дорогу одновременно с автомобильной.

Отдыхая днем на реке, готовили обед на американском примусе, который оказался гораздо совершеннее нашего «Шмеля»: работал на бензине, солярке, керосине, газе и при этом совсем не коптил.

К тому же легче отечественного ровно в четыре раза. Особый разговор о пищевых концентратах — у нас еще не скоро научатся изготавливать эти абсолютно необходимые для туристов продукты.

Погода на БАМе чаще всего была прохладной, и поэтому так порадовала нас «ванна» в горячем источнике под Уваяном.

Путешествие подходило к концу. Из аэропорта Усть-Кут Эрик и Гэл улетели в Иркутск, а затем домой, в Штаты. Мы с Ваней своим ходом отправились в Оренбург — впереди оставалось пять тысяч километров.

Н. Самарин, мастер спорта по туризму I

г. Оренбург

Пока статья готовилась к публикации, Эрик и Гэл Хос совершили еще одну попытку пройти путь от Магадана до Москвы, на этот раз удачную. В сопровождении наших проводников Н. Самарина и И. Волчкова на своем БМВ Р100 они преодолели 11 тысяч километров за 35 дней. В Москве им было выдано официальное, свидетельство российского представительства «Книги рекордов Гиннесса» о регистрации этого достижения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *