Путешествие на мотоцикле «Excelsior» (часть 3)

Зарядившись настроением от такого великолепного приема и недурного бензина, приехали в Харьков в 5 ч. 20 мин. Но автоклуба так и не смогли разыскать.

Шоссейная дорога кончилась. Дальше предстоят, как нам говорили, проселок, пески, речки и т. д. А самое главное, ожидает незнание дороги — ведь все-таки до Харькова нас направляло шоссе. Мы решили, по советам некоторых граждан, добраться сначала до большого селения Мерефа, отстоящего от Харькова в 30 верстах — куда и попали в 7 ч. 30 мин. вечера по очень пыльной, но относительно приличной проселочной дороге. На следующее утро путь наш предполагался от Мерефы на Павлоград, Синельниково и далее до Александровска (ныне Запорожье). Выехав из Мерефы в 8 ч. утра, пришлось под Выпревкой, Павлоградом (и даже в самом Павлограде) проехать песками, но не в таком количестве и не такими глубокими, как нас запугивали в Москве. С учетом этих песчаных препятствий мы прибыли в Павлоград (расстояние — 150 верст) в 1 ч. 15 мин. дня, а выехали отсюда в 9 ч. 14 м. (отметка уголовного розыска), закончив путь этого дня Александровском, в 120 верстах от Павлограда. Дорога идет здесь большей частью вдоль железнодорожного пути, и настолько хороша, что мне пришлось выдержать довольно-таки солидное состязание с поездом, которое продолжалось не один десяток верст. Были моменты, когда уходили мы, иногда — поезд от нас, но в те минуты, когда поезд, натужась, очень трудно догонял нас, и нам приходилось подолгу идти вместе. Великолепную картину представляло это зрелище! От нашей машины поднимался могучий хвост пыли длиной чуть ли не с версту, увеличивающий в глазах зрителей, заткнувших своими головами все окна и двери поезда, нашу скорость. Аплодисменты и подбадривания пассажиров, согласие машиниста кивком головы на состязание, заставили наш «Эксельсиор» работать «на все конфорки». Переезды через железную дорогу (на которых приходилось, конечно, выпускать поезд вперед, чтобы потом нагонять его) прекратили наше состязание, и я дал своему пожирателю пространства вздохнуть.

На следующее утро, в 7 час, получив отметку в контрольной книжке, покатили мы в Мелитополь, имея конечным пунктом настоящего дня Джанкой.

В этих местах мы, откровенно говоря, уже никогда не имели четко намеченного пути, так как за Харьковом уподобляешься кораблю, несущемуся без руля и без ветрил. Кругом вас необозримая равнина. Дорога отличная, вы жмете вовсю! Вдруг путь разветвляется и направо и налево. Куда ехать? Ну что же, остановимся, подождем, ~ авось кто-либо подъедет! Было и так: брали наугад, завидев впереди, верстах в двух, какие-то повозки. Катим туда — и вот досада, поворачивай обратно: оказывается, что ехали до этого верно. Попав впросак несколько раз подряд, мы занялись астрономией и географией, то есть старались по солнцу держаться прямо на юг.

За Александровском случайно мы узнали, что здесь проехали недавно мотоциклисты — какая-то чета. Но кто именно, долго оставалось неизвестным. В Александровске говорили, что это путешественники вокруг света; наиболее рассудительные считали их за ленинградцев.

В общем, мало кого интересовало, куда именно едут эти люди и на какой машине (об этом никто не мог сказать нам ничего путного)— очень интересовались совсем другим: брат это с сестрой или муж с женой? Только узнав впоследствии маршрут этих путешественников, я подтвердил свою догадку об их национальности. В английском журнале «Моторсайкл» (окт. 1924 г.) я увидел статью с описанием прилегающих к Ялте курортов, Бахчисарая и с фотографией мотоциклиста Освальда Фри-вена на спуске с Ай-Петри в Ялту. Это и был тот путешественник, которого я тан? настойчиво настигал до Севастополя. Этот Фривен ехал приблизительно по такому маршруту: из Лондона по Франции, Австро-Венгрии, Польше,— на юго-запад России, затем через Ялту (Ай-Петри) в Севастополь; далее морем в Италию (проезжая вдоль всей страны) и опять морем во Францию и Лондон. Этот маршрут я лично узнал от него, когда был представлен ему в Севастополе.

В погоне за англичанами мы прибыли в Феодосию совершенно без всяких приключений. Дорога великолепная. За несколько верст от Феодосии сразу открывается вид на Черное море.

По удачной случайности исходной точкой по прохождению Крымских гор мы выбрали Феодосию. Это — восточный отрог Крымских гор, их начало; если вы станете лицом на юг, так это будет с левой стороны. Переход Феодосия — Судак — Карасубазар — Симферополь можно считать пробным камнем для каждого мотоциклиста, впервые отправляющегося через горы. Перевал необыкновенно красив, дорога сверхприлична до Судака. Здесь почти от самого Коктебеля начинается великолепный подъем. Великолепный потому, что дорога здесь всегда свободная, ровная, а главное — наивысшая точка подъема (Карадаг) достигает только 750 метров. Это легко для вас и главное для машины. Тут вы уже знакомитесь с поворотами не менее 120 градусов, доходящими до 180, но их пока еще мало, так как сам подъем уступает ай-пет-ринскому. За перевалом удивляет беспрерывный

спуск в четыре версты (мы еще не подозревали, что впереди ожидает спуск длиною более 20 верст!). Здесь мы едем уже втроем — туляк Румянцев любезно сидит на щитке заднего колеса, мурлыча какую-то чертовщину себе под нос. Я начинаю тренировать мою публику на поворотах, и мы наклоняемся на них так же как изображается на картинах английского мотожурнала — чем мы хуже англичан? Накланявшись всем поворотам этого перевала, мы с восторгом вступили в Судак, затем постепенно опустились в долину, по которой вышли на Карасубазар. Отсюда, по ровной дороге, направились в Симферополь.

Назад

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *